ИСКАТЬ:
Главная  >  Политика   >  Правители   >  Великие князья   >  Василий Дмитриевич


ВАСИЛИЙ ДМИТРИЕВИЧ ПЕРВЫЙ

11 октября 2007, 915

Василий Первый - Великий князь московский. Правил с 1389 года по 1425. В период его правления Московское княжество было зажато между сильной Литвой и Польшей на западе и Ордой на востоке. Проводил политику мира с Литвой, за счет умелой ордынской политики расширил пределы Московского княжества до верхней Волги. Самое значимое событие княжения Василия Дмитриевича - заступничество Пресвятой Богородицы за русскую землю и недопущение в ее пределы войск Тамерлана и его исламских миссионеров.
Василий I Дмитриевич - великий князь Владимирский и Московский, старший сын великого князя Дмитрия Ивановича Донского. Княжил с 1389 по 1425 год. Василий I родился в 1371 г., и вступил на престол по смерти отца в восемнадцатилетнем возрасте. Как по своему характеру, так и по условиям, создавшимся отчасти еще при Дмитрии Донском, Василий прислушивался к мнению бояр московских, а также был вынужден лавировать между сильной Литвой на западе и Ордой на востоке. После Тохтамышева погрома в 1382 г. посланный отцом в Орду представительствовать в споре за великокняжеский стол с тверским князем, Василий удержан был там в качестве заложника за 8000-й долг московского великого князя. На этот момент будущему князю было всего одиннадцать лет, поэтому основные переговоры вели московские бояре. Пробыв года два в Орде, он бежал оттуда в Молдавию и через Литву, где виделся с Витовтом, одним из претендентов на роль лидера в Литве. Здесь был решен брак его с Софьей Витовтовной (заключен в 1391 г.), в сопровождении польско-литовской свиты вернулся в Москву только в январе 1387 г. В 1389 г. отец, умирая, завещал ему слушаться бояр своих, влияние которых на Василия документально засвидетельствовано. Получив по завещанию Донского Владимирское княжество как вотчину, он был посажен на великокняжеский стол во Владимире все-таки ханским послом.
Смерть Дмитрия Донского открыла дорогу к митрополичьей кафедре во Владимире Киприану, знатному болгарину, поставленному на русскую митрополию в 1387 г. и признанному в Литве раньше, чем он был допущен в Москву. Этим оборвалась определенно и резко национальная политика кафедры проводившаяся митрополитом Алексеем, в Москве еще при деде Василия Иване Красном и отце Дмитрии Донском. Киприан стал проводить противоположную политику мира с Литвой. Западная политика Москвы подчинялась таким образом видам литовского князя Витовта, отца жены князя Василия. Зато на Востоке, благодаря опыту 80-х годов и умелой политике в Орде московского боярства, Василию открывалась возможность успеха в территориальном собирании удельных русских земель. Принятие великого княжения с утверждения Орды обеспечило Василию дипломатическую победу над притязаниями дяди его Владимира Андреевича, уехавшего было из Москвы в Новгород, где он, видимо, не нашел сильной поддержки. В том же 1389 г. был заключен договор, признавший за Василием ценой территориальной уступки дяде (Волок-Ламский и Ржево) великокняжескую власть и подчиненное положение дяди. Один пункт договора предусматривал возможность расширения (Муром, Таруса и "иные места") владений Василия.

Василий I обеспечил себе мир на западной границе, заключив договор с Великим Новгородом в 1390 г. и вступив в брак с Софьей Литовской в 1391 г. Сделав так, Василий в 1392 г. поехал в Орду, где московские деньги и, может быть, опасность со стороны надвигавшегося Тамерлана, доставили ему ярлык на Нижегородское великое княжество, Городец, Мещеру, Муром и Тарусу. Нижегородскому князю не удалось отстоять ни своих, прав, ни города. Нижний Новгород был взят московскими боярами вследствие измены местного боярства, и там водворились московские наместники. После смерти нижегородского князя, Василий победил в борьбе за Нижний и его племянника, город окончательно вошел под московское руководство.
Усобица в Орде, бывшая во второй половине XIV века, привела к тому, что в Средней Азии появился и укрепился удельный хан Тамерлан, бросивший вызов Золотой Орде. Тамерлан принял ислам и вел свои войны под религиозными лозунгами. Он разгромил поликонфессиональные войска Золотой Орды в 1391 и 1395 годах, использовав, по легендам, магию. Золотая Орда потерпела поражение, приняла ислам и не смогла больше оправиться от нанесенного ей ущерба. В покоренных городах Тамерлан выкладывал пирамиды из отрубленных голов покоренных жителей. Тамерлан имел намерения обратить в ислам и русские княжества и с огромным войском подошел к Дону.
Князь Василий Дмитриевич вышел ему навстречу с войском, но не надеялся на силу оружия, так как войско Тамерлана было огромно и непобедимо. Надеясь на помощь Божию, князь послал в Москву к митрополиту Киприану повеление принести из Владимира в Москву чудотворную икону Владимирской Богоматери. Митрополит исполнил приказание князя, тотчас послал во Владимир важнейших из духовенства московского Успенского собора. Между тем в Москве народ был целый день в храме, священники служили молебны о князе и войске, сам митрополит почти не выходил из церкви. Когда посланное во Владимир духовенство подошло с чудотворною иконою к Москве, митрополит, епископы и все духовенство города, в облачении, в сопровождении великокняжеского семейства, бояр и множества народа встретили икону на Кучковом поле. Народ со слезами обратился к Богородице с молитвой: «Матерь Божия! Спаси землю Русскую!». Богородица Русь спасла. В тот день, когда в городе встретили икону Богоматери Владимирской, Тамерлану было знамение, и он повернул свое войско назад к югу. Русские земли остались православными.

Нашествие Тамерлана, не задело Русские земли, но расстроило Тохтамышеву Золотую Орду в волжских низовьях и выбросило оттуда по Волге вверх до Камы татарские массы, угрожавшие русскому пограничью на Востоке. Перед Василием встала задача обороны этнографической границы (черты, где проживали русские), а впоследствии и колонизационного наступления на Восток. В руках его оказывались ключ торгового движения вниз по Волге и новый источник влияния на Великий Новгород: с усилением Московской власти на Волге Великому Новгороду приходилось больше опасаться за свои Двинские и иные земли, так слабо связанные с метрополией и экономически смотревшие более на Юг, чем на Запад. Немедля по присоединении Нижегородского княжества Василий потребовал от Великого Новгорода черного бора, княжчины и митрополичьего суда (отмененного вечем в 1385 г. и не восстановленного вопреки требованию митрополита Киприана, в 1391 г.) и поддержал неисполненное требование военной экспедицией в Торжок, Волок-Ламский и Вологду.
Новгород ответил нападением на Устюг и Белоозеро, но просил потом мира, который и был заключен "по старине" (1393), с уплатой черного бора и контрибуции и с отказом от постановления об отмене митрополичьего суда. Попытка оторвать от Великого Новгорода его "земли" скоро стала возможной - ценой национального унижения. 1395 год был критическим для Москвы в этом смысле: только случайность спасла ее от разорения Тамерлана; Витовт начал наступление на восток, взяв Смоленск и отправив войско на Рязань, где укрылся один из смоленских князей. Василий не только не выступил на защиту русских областей, но вместе с митрополитом Киприаном оказался в 1396 г. в Смоленске в гостях у Витовта, где переговоры (о церковных делах на Литве) с успехом велись митрополитом. После разгрома Витовтом Рязанской земли он был почетно принят Василием Дмитриевичем на московской территории, в Коломне. Здесь же решены были совместные действия против Великого Новгорода, заключившего нежелательный Витовту Литовскому и безразличный для Москвы договор с немцами. Посольство Василия требовало в 1397 г. в Новгороде отмены этого договора, но безуспешно. Зато тогда же было послано на Двину приглашение отложиться от Новгорода и целовать крест Москве. Двиняне приняли предложение. От Новгорода отняты были Волок-Ламский, Торжок, Бежецкий верх и Вологда, но в 1398 г. новгородцы вернули отнятое, и Василию пришлось заключить мир опять "по старине": Витовт занят был уже другим планом (восстановления Тохтамыша в Орде и союза с ним против Москвы) и "розверз мир" с Василием.
Поражение Витовта на Ворскле в 1399 г. развязало руки Василию; московские войска в 1401 г. опять воюют в Заволочье, на Двине и др. Но из опасения оправившегося от поражения и обратившегося опять к русскому северо-востоку Витовта, и тут дело кончилось в 1402 г. миром. В 1403 г. Василий не решился даже принять на службу, с вотчиной, одного из спасавшихся от Витовта смоленских князей. Псков также искал поддержки против Витовта. В 1406 г. мир с Литвой был разорван, к Вязьме послано войско, сам Василий вышел против Витовта к реке Плаве, но до битвы не дошло, и было заключено перемирие на год. Смуты на Литве продлили года на два попытки выйти из-под влияния литовской политики. В 1408 г. (июль) Василий принял к себе неудачливого соперника Ягайлы, Свидригайла, с князьями звенигородским, путивльским, перемышльским и минским и боярами черниговскими, брянскими, стародубскими и рославльскими, дав Свидригайлу города Владимир, Переяславль и др. Витовт ответил на это походом к реке Угре, куда выступили и московские полки с Василием Дмитриевичем; стояние кончилось на этот раз вечным миром. Не здесь лежали интересы Витовта, а с востока надвинулась татарская гроза на Москву.

Предводитель ордынской рати Едигей в ноябре 1408 г, через Рязань и Коломну подошел к Москве, остановился в с. Коломенском и оттуда в течение месяца опустошил московские города вплоть до Нижнего Новгорода. Москва освободилась от осады за 3000 рублей, Едигей был отозван ханом ввиду появившегося в Орде претендента на ханский престол. Грамота Едигея к Василию, укрывшемуся в Костроме, объясняет причины экспедиции в "улус" (как звали Русь татары) выходом Руси из повиновения Орде после ее разгрома Тамерланом в 1395 г. Под влиянием кружка молодых бояр, с казначеем Иваном Федоровичем Кошкой во главе, московское правительство прекратило посылку посольства в Орду и платеж все же собираемой дани (летописец рассказывает об одном "культурном" расходе княжеского двора под 1404 г. - сооружении в Москве башенных часов с боем, "часника чюднаго и самозвоннаго").
Поход Едигея вновь возбудил притязания нижегородской княжеской семьи на отобранное у нее наследство; хлопоты ее в Орде убедили Василия в необходимости личного им противодействия. Одновременно с ним (1412) в Орду поехал, по зову хана, Тверской князь Иван Михайлович. Василий Дмитриевич выиграл нижегородское дело у нового хана Керимбердея; князья-наследники смирились и приехали в Москву (1416). В 1419 г. Василий назначает преемником своим сына Василия; попытка взять письменное согласие на это от братьев вызвала протестующий отъезд младшего, Константина, но едет он не к татарам, а в Новгород: Орда не имела оснований отказываться от исправного данника. К поддержанию вечного мира клонились и отношения Василия Дмитриевича к Витовту. Тщетны были призывы псковичей к московскому заступничеству (1423 - 1425). Умирая, Василий поручал Витовту защиту великокняжеских прав своего десятилетнего сына Василия Второго. Оставлены были в это время покушения на Великий Новгород. Из пяти сыновей Василия Дмитриевича четверо умерли еще при его жизни (трое - в младенчестве); дочь Анна в 1411 г. была выдана за сына византийского императора Мануила Палеолога, Ивана.

Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004