ИСКАТЬ:
Главная  >  Общество


Большевики под зеленым знаменем?

11 октября 2007, 421

Само же явление «исламизации» левых крайне любопытно заинтересованному реалиями российской жизни наблюдателю. Зеленый цвет как будто вытесняет давно потускневший белый с кумачовых флагов нацболов. Это закономерно - правизна партии уже чисто номинальна, а «драйва и движухи» контингенту ее участников хочется по-прежнему.


Недавнее «эпохальное» предложение Эдуарда Лимонов, сделанное им от имени Национал-большевистской партии, наводит на нерадостные мысли всех тех, кто не заинтересован в образовании Объединенных «русских» эмиратов. После решения национал-большевика № 1 припугнуть «господина Суркова» «исламской картой» пресса и сеть полнятся многочисленными домыслами и журналистскими спекуляциями с фактами на заданную тему. «100 нацболов приняли ислам» и т.п. «сказки тысяча одной ночи» - пересказывать все это без нужды.
Само же явление «исламизации» левых крайне любопытно заинтересованному реалиями российской жизни наблюдателю. Зеленый цвет как будто вытесняет давно потускневший белый с кумачовых флагов нацболов. Это закономерно - правизна партии уже чисто номинальна, а «драйва и движухи» контингенту ее участников хочется по-прежнему.
Предполагаю, они снова жестоко ошибаются. Склонный к «талибану» председатель «исламского комитета» Гейдар Джемаль и прочие радетели за новых союзников предельно, метафизически враждебны отвязному молодежному движению и неформальной субкультуре, ответом на которые в исламских странах стали бы палки, плети и камни непрошибаемого «шариата». Исламская революция в пост-средневековом шахском Иране – очень натянутое сравнение, к тому же, ее действующим «движком» были все же не студенты, а традиционные авторитеты восточного города – «люди базара». Хотя и в Москве таких «людей» все больше, что правда -- то правда…
Может быть, сам Лимонов не понимает - в Халифате его худо-бедно, нелепо, но нарисованная утопия «Другой России» еще менее вероятна к воплощению, чем в нынешней «полицейской РФ»? Думаю, вряд ли. Скорее всего, «позитив», положительные проекты вообще интересуют старого бунтаря только как забавная безответственная игра. А вот драйв разрушения – это всерьез. Так?
Мода левых на ислам идет еще с Ж.-П. Сартра, ныне многие левые Европы, такие как Р. Гароди, стали чуть ли не уличными проповедниками «единобожия». Правда, они не стремясь покинуть «растленную» родину, подобно традиционалисту Рене Генону, все же совершившему исход -- Хиджру. А не последовавшие его примеру деятели склонны искусственно срастить исламскую догматику и риторику с нео-пуританским лицемерным ханжеством «прав человека», короче говоря, политкорректностью – эдаким суррогатом религии нео-империи ЕС.
Возвращаясь к нашим российским героям, заметим, что здесь подход несколько другой, чем на Западе. Еще в 20-е гг. романтического интернационального коммунизма советский поэт Тихонов воспел освобождение Востока в стихе «Ислам»:

Близок срок...
Пальмы устали качать головой на восток,
Молятся травы, и львы не приходят к воде -
Не сто поцелуев, но истино трижды
Я возьму у тебя при первой ночной звезде,

Чтобы в эту ночь Аль-Кадра
Моя жизнь вернулась ко мне.
И тому человеку сказал я: "Пора",
Которого нет сильней...

И т.д.

Если для 20-х годов прошлого века романтическое восприятие загадочного Ислама еще понятно, то для начала нового тысячелетия неплохо бы уразуметь, что экспорт «единобожия» в христианские страны связан скорее с количественной этнической экспансией народов Востока, а не с открытием новых глубин этой религии, которым, смею заметить, чужд всякий романтизм «ста поцелуев», о чем и свидетельствует «патриархальный» быт подавляющего большинства современных мусульман.
Нереализованный мираж «романтики» и замещается черным нигилизмом, «реализуемого» методом исключения. Как пишет о мятущихся «русских мальчиках» - нацболах сам Г. Джемаль: «В НБП они нашли силу, которая олицетворяла их собственное возмущение цинизмом сегодняшней жизни и власти. Но тогда они еще не знали системного Ислама».
Можно сделать вывод, что безысходная «реакционность», приписываемая левыми своим полярным оппонентам на политическом спектре, на самом деле превращается в главную прерогативу самих леваков, принимающих на себя деструктивную миссию, мало общего имеющую с идеалом свободы. Возможен парадоксальный лозунг – «Хочешь бороться с «Системой» - никогда не верь левым».
А справедливо недовольным «цинизмом сегодняшней жизни и власти» следует предложить для начала объяснить, ЧЕМУ именно так мешает «Россияния». Какому образу жизни предполагаемой протестного сообщества, например? Возможно, при честном ответе на этот вопрос и соответствующих словам делах «непреодолимые преграды» перестанут существовать сами собой, или, хотя бы, волновать «пассионариев».

Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004